Предок из Уламба. Территория мифа

 

Трудно быть фольклористом. Трудно, если вы не находите нужным пользоваться первоисточниками или принимаете за них что-то, возможно, очень похожее на них. И, конечно, труднее всего отличить «фольклор» от «мифологии», если не исключать заранее, что такового отличия вообще не существует.

В настоящей статье речь пойдет о том, как выглядит миф, если за ним наблюдать беспристрастно, стоя рядом с самими носителями культуры. Такую редкую возможность нам представляют записи двух известных австраловедов, знатоков и собирателей местного фольклора (мифов) – отца и сына Штреловых, которые зафиксировали один и тот же миф в разное время и разными средствами, один методом опроса, другой методом сопровождения (не совсем точно называемого методом «включенного наблюдения»). Как выясняется, миф, рассказанный в разных локусах пространства, – это не совсем один и тот же миф.

Как подчеркивал Т.Штрелов, мифы народа аранда редко имеют совершенную форму (“aranda myths are rarely elaborate in form”). Это набор простых, коротких сообщений о жизни тотемных предков данной (локальной) группы. Они передаются изустно стариками представителям молодого поколения инициированных мужчин, обычно по случаю посещения той или иной священной пещеры, где хранятся деревянные и каменные тьюрунги («тела» мифических предков).

При рассказе о путешествии паломников к священному центру, на территорию мифа, Т.Штрелов считает необходимым заметить, что фактически не цитировал миф (not actually quoted), ограничиваясь описанием значений физиографических знаков. Но что именно он подразумевает под «цитированием» мифа? Вероятно, ключом к решению этой загадки является синонимия терминов «миф» и «легенда» в текстах Т.Штрелова. Помимо имен физиографических знаков, строф песен, привязанных к тьюрунгам и церемоний (пантомим с «переодеванием» в предков) существуют легенды или, предположительно, связные повествования о деяниях предков, создаваемые на основе разрозненных «объяснений». Последовательность событий, отпечатанных в ландшафте, фиксируется в последовательности строф песен, а затем – сцен, в которых актеры, загримированные под предка в его различных временных ипостасях, изображают его действия в том порядке, в котором он их совершал, согласно традиционным представлениям. В известном смысле песни и танцы отображают сюжетную схему мифа.

скачать