О красавце Якуне и его золотом плаще. Термины одной теории

Статья посвящена своего рода «перерегистрации» сюжета небольшого рассказа из «Повести временных лет», главным героем которого является варяжский князь Якун. Это историческая загадка, которую начал разгадывать еще Карамзин.

Как известно, рассказ начинается с сообщения о приходе Якуна с варягами по призыву князя Ярослава и описания Якуна фразой «и бѣ Ѩкунъ слѣпъ. луда бѣ оу него золотомь истькана», а заканчивается описанием бегства Якуна с поля битвы фразой «и  Ѩкунъ ту отбѣже луды златоѣ» [ПСРЛ. Т.I 1926, стб.148].

В последнее время интерес к этому сюжету заметно оживился. Как бы подытоживает сделанное статья А.Ф.Литвиной и Ф.Б.Успенского «Почему варяг Якун “отбеже луды златое”? Сцены Лиственской битвы 1024 г.» (Древняя Русь. Вопросы медиевистики, № 1(63), 2016, с.27-40)). Из содержания этой статьи вытекает существование теории, одним из основных терминов которой является следующее сингулярное предложение. «Слово слѣпъ следует читать с помощью конъектуры Н.П.Ламбина: сь лѣпъ («Якун был не слепцом, а красавцем»)».

Нельзя не признать, что Н.П.Ламбин верно указал на логическое противоречие, возникающее при чтении слѣпъ в значении «слепой». Однако его собственное решение не учитывает некоторые факты древнерусской письменности. Так, обратившись к Материалам Срезневского, мы найдем там слово «слѣпьливыи» в значении «ослепительный»: «нъ не ако слѣпьливо есть слнце» [Срезневский 1903, стб.442]. Тогда словом слѣпъ / слѣпь летописец хотел подчеркнуть именно то, как Якун был одет: слишком ярко, нарядно, роскошно.  Возможно и даже действительно наложение слепливый с щепливый.    В словаре Даля приводится строчка из русской плясовой: «Уж была Дунюшка щеплива» («щепетить – щапить – щапливый – щап – щеголь») [Даль Т.4 1991, с.655].

Таким образом, в летописном рассказе о Якуне слово «слѣпъ» следует читать именно так, как оно написано, но в другом значении. Интересующее нас место в Лаврентьевской летописи можно «переводить» только так: «был Якун слеплив / щаплив (щеголь), луда (плащ, конечно) у него была выткана золотом».

Примечание

Cтатья «О красавце Якуне и его золотом плаще. Термины одной теории» имеет небольшую предысторию. В 2017 г. эта статья на не очень четких основаниях была отвергнута редколлегией одного уважаемого периодического издания. В частности, мне в очень мягкой, вежливой форме было указано, что лучше бы я занимался своей этнографией. Это замечание меня несколько удивило. Я искренне думал, что в своей статье именно этнографией я и занимаюсь, поскольку эта статья, по сути, является откликом на статью А.Ф.Литвиной и Ф.Б.Успенского, где авторы заявляют об открытии ранее неизвестного науке скандинавского обряда. А это чистой воды этнография. Однако на сайте ethnomanuscripts.ru эта статья один в один публикуется не для того, чтобы компенсировать какие-то комплексы по поводу пробела в моей личной библиографии. Напротив, читателю, если таковой найдется, предлагается покритиковать меня, т.е. найти ошибку в одном из действий при решении исторической загадки о Якуне и его золотой луде. Правильный ответ будет помещен в следующей статье. Даю подсказку: все дело в одной букве.

Кроме того, данная статья позволяет открыть целый цикл работ по дисциплине, которую я предлагаю называть этнографией Повести временных лет, так как не совсем понимаю что такое «этногеография» и зачем она нужна, если есть этнография и география. В нужном качестве этнография ПВЛ, безусловно, выступает в роли вспомогательной дисциплины по отношению к истории, но для того, чтобы эта роль была успешной, она должна найти себя в качестве самостоятельной отрасли этнографии. Сомнений в необходимости такой отдельной дисциплины быть не может. Наличие множества фольклорных и – шире – этнографических мотивов в ПВЛ давно уже стало общим местом, но дело не идет дальше поверхностных и ни к чему не обязывающих, с научной точки зрения, наблюдений. Между тем, ПВЛ – это сплошная этнография, имея в виду тот, кажется, плохо осознаваемый факт, что она является пока скорее этнографическим источником, чем историческим (≠ «ценный исторический и этнографический источник»). Только путем изучения именно в качестве этнографического источника становится возможным её превращение в настоящий исторический источник. Такова герменевтика ПВЛ и никаких других способов её понимания не существует. Понять – значит объяснить нечто при выполнении условия исключения толкований, т.е. досужих размышлений.

 

Скачать