Эпос в культуре коренного населения Австралии

 

Ученые, именующие себя эпосоведами, «необъявленным мерилом» эпоса, в терминах Хайдеггера, считают «Илиаду» и «Одиссею». Это хорошо видно по высказыванию, датируемому 1832 годом: «Так как тема ее героична, при этом даже сохранено единство действия, а стиль сочинения возвышен, поэма заслуживает названия “эпос”».

В поисках научного определения понятия эпоса, кажется, не к кому больше обратиться, кроме Проппа. Однако здесь нас ожидает полное разочарование. В явном противоречии со своей главной установкой на определение жанров повествовательного фольклора по характеру строения нарратива, он дает описание эпоса (¹ определение понятия эпоса), пользуясь обычной схемой. Как он пишет, «жанр определяется его поэтикой, бытовым применением, формой исполнения и отношением к музыке».

Описание соответствующего представления о том, что такое эпос, вытекает из приведенного выше утверждения Проппа в качестве простого следствия. Поэтому мы его опускаем, лишь напомнив, что сам Пропп явно не стремился к формализации этого представления, в первую очередь, потому, что на его основе невозможно провести четкую границу между эпосом и сказкой. Отсюда и возникает спасительный тезис, согласно которому жанр характеризуется не каким-то одним, но совокупностью признаков. «Есть былины, – пишет Пропп, – которые представляют собой сказки, исполненные в форме былин. Есть и обратные случаи: былины излагаются прозой».

В конечном счете, множество «эпос» Пропп задал не свойством, а списком, выделив три жанра, внутри которых могут выделяться более мелкие группы. Как пишет Пропп: «В целом же пока можно в области былинного творчества наметить три жанра: былины героические, былины сказочные, былины новеллистические. Это положение в дальнейшем может быть уточнено, видоизменено, здесь оно дается как исходное и начальное». 

Данное определение, имеющее вполне научный характер, прошло незамеченным. Возобладала другая, «историко-типологическая» теория, которая делит эпос на три подмножества, «мифологические сказания о первопредкахкультурных героях», архаический («догосударственный») эпос и героический («классический») эпос.

«Историко-типологическая концепция генезиса, развития и характера народного эпоса» имеет, по крайней мере, три недостатка. Во-первых, эта концепция никак не оговаривает свое отношение к понятию животного эпоса. С помощью термина «животный эпос» Веселовский и его современники указывали на этиологические рассказы («сказки») о том, как, например, в традиции жителей Виктории (Юго-Восточная Австралия), пеликан получил черно-белую окраску. Весьма важным и, по существу, верным является следующее замечание: «Животная эпопея создается в готовой перспективе героической эпопеи».  На фоне этого положения термин «архаический эпос» выступает синонимом термина «животный эпос». Во-вторых, рассматриваемая концепция, непонятно, на каких основаниях, причисляет к эпосу, опять-таки, австралийские мифы о первопредках, которые (первопредки. – ПБ) не соответствуют общепринятому представлению о культурных героях. В-третьих, внутри этой теории выделение стадий архаического и героического эпоса, является не результатом самостоятельного абстрагирования от фольклорного материала, а всего лишь в данном случае неуместной дедукции, представляя собой скрытую ссылку на теорию происхождения государства в том виде, в каком она представлена в книге Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства».

 Так что пока можно говорить, что в эпосоведении существуют только два теоретических положения, имеющих статус научного предложения, первое в порядке упоминания принадлежит Проппу, второе – Веселовскому.

скачать